Главная » Статьи » Авторские

Счастливый возраст или НЛП самого себя (часть вторая)


Сейчас у меня очень счастливое время настало, просто полоса счастья. Возраст какой-то такой счастливый.

Как же я этого ждала!

            Я сразу работать пошла в проектный институт. Сразу после школы, потому что в институт провалилась. А потом и уходить не захотела, на вечернем учиться стала. Давно это было, еще в советское время, когда этих проектных институтов было полно на каждом шагу. А мне всего семнадцать было. От меня, до начальницы, тоже Даши, почти сорок лет. А она такая молодец была: если нам тему утвердят, могла по отделу колесом пройтись. А как рисовала! И маслом, и акварелью. Даже выставки устраивали. А красавица! Она была председателем совета ветеранов ВОВ нашего института, так все эти ветераны, да и не только ветераны, перед ней просто на задних лапках плясали и в глаза заглядывали. Да и мы все за ней тянулись: стыдно было от работы отлынивать, если она работала. А когда отдыхала, так нас всех подбивала на что-нибудь интересное.

Я после школы ничего не умела: ни работать как положено, ни общаться в разновозрастном коллективе (не учат этому в школе). А самой молодой после меня, Тиночке, было аж 24. По моим тогдашним меркам – солидная женщина. Она очень любила индийские фильмы смотреть. А потом в перерыв на проветривание (были у нас такие перерывы) рассказывала по ролям, с танцами, даже на стол могла вскочить, если по сюжету. Посмотрела я потом один такой фильм – скучно. Тиночка в сто раз лучше рассказывала.

            Коллектив у нас был чисто женский, все одинокие. Хотя, нет, помню, была одна замужняя, скучная какая-то, вечно загнанная, вечно с сумками, вечно куда-то бежала: то муж без нее не может чайник согреть, то сын без нее чистые носки не найдёт. Да она и не ходила никуда с нами. А мы вечно куда-то выбирались всем отделом: то в бассейн («Москва», это там, где теперь церковь стоит), то верхом покататься, то к начальнице на дачу, то на лыжах в лес, то в гости к кому-нибудь. Лучше всего к Томочке! Ей под сорок было. Она такие пироги пекла, так готовила. Хотя все и пекли и готовили замечательно, даже конкурсы устраивали. Только Томочка – всегда побеждала.

            Хотя и времена были не самые лёгкие: за всем в очереди стоять приходилось. Так мы друг друга выручали всегда: одна чуть постоит, потом ее другая сменит и так всем отделом. И работа сделана, и что нужно куплено. А нужно-то всё: и абонемент в бассейн, и продукты домой, и в зал Чайковского билеты или в театр, и сапоги модные, и на заезжую выставку в Пушкинский. Всем делились-хавалились. Забежит Аля в отдел: «Смотрите, какие я трусики отхватила!» И юбку в потолок. Хотя Аля всё больше сама шила и вязала. И выглядела самой модницей в свои тридцать. Совершенно потрясающие вещи! Увидит какую-то одежду в фильме и, готово дело, через неделю себе такую же сошьёт. Да и с нами выкройкой поделится.

            И на рабочем месте у нас всегда красота была: цветы круглый год. То кому-нибудь поклонник подарит, то наши, «наоконные», распустятся. У нас цветами Милочка заведовала. У нее даже самые захудалые росточки тут же начинали цвести. И сама она в свои почти пятьдесят была как цветок: нарядная, благоуханная, хрупкая.

            И не то чтоб все уж совсем одинокие. Просто мужчин своих в нашу компанию не вмешивали. Помню, Люся, мать-одиночка лет 35, всех подбила утром приходить по очереди на полчаса раньше на работу и печатать на пишущей машинке под копирку всем индийский «Трактат о Поцелуях». Меня они исключили: маленькая ещё. Только раз у Люси ее золотая коса попала в каретку. Она ни косу вытащить не может, ни бумаги из машинки. А я на работу первая пришла. Пришлось мне ее спасать. Она пытается от меня текст листочком прикрыть, а я пытаюсь винты вывинтить. Хохотали мы с ней так, что свалились вместе с машинкой на пол. После этого постановили, что мне тоже можно печатать, раз 18 уже исполнилось. Начальница разрешила.

            А еще к нам на два месяца в год приходила поработать пенсионерка Ольга Олеговна. Лет под семьдесят, голос скрипучий, но тоже и пошутить любила, и с нашей компаний выбраться куда-нибудь всегда не против. У нее любимая фраза была: «Поверьте моему опыту». Помню, пришли мы как-то утром из бассейна, сеанс как раз до работы был, и стали обсуждать международные проблемы. Там, в бассейне, какие-то негры тоже плавали и всячески с нами познакомиться пытались. А нам непривычно, неловко как-то. Вот и зашёл разговор: как оно, с неграми-то, как они это делают. А Ольга Олеговна своим скрипучим голоском: «Девочки, поверьте моему опыту…» Что там у неё за опыт был – так и не дослушали, хохотали до упаду. Потом эта фраза у нас как шутка по любому поводу была.

            Но больше всего мне запомнилось, прямо на душу легло другое. У нас в отделе была Верочка, 54 года, невысокая, фигурка стройная, аккуратная, плоская. Если бы не реденькие волосы, то со спины не то что за девочку, за мальчика принять можно. А лицо как печеное яблоко. Она в сорок мужа похоронила. Отплакала. Отгоревала. А к тому времени у нее любовники были из самых верхов, баловали ее безмерно. Один повёз ее на Лазурный берег Крыма, это где сейчас гостиница Редисон. А тогда был санаторий для всяких «непростых» смертных с отдельными домиками-номерами. Вот он ее там поселил, а самому пришлось на неделю снова в Москву вернуться. Он ей каждый день то цветы, то фрукты, то вина фанагорийские присылал. А она плавала, загорала, всякие ванны-массажи принимала. Приехала отдохнувшая и говорит (я дословно запомнила!): «Девочки, вот только после климакса по настоящему можно отдаться мужчине. Как морю. Уже не нужно беспокоиться: залетишь – не залетишь.»

            Да, разные были женщины. Разного возраста. Все умные, красивые, умелые, веселые, счастливые. Наверное, счастье в любом возрасте бывает. В двадцать – всё начинается, планов много, ожидание чуда. В тридцать – уже с семьёй детьми определился, можно и чего-то еще добиться. В сорок – карьера на подъёме, денег хватает, успех и уверенность. Но мне почему-то больше нравится за пятьдесят.

            И как же я счастлива, что всё это прожила. Что живу сейчас в этом счастливом возрасте, в это счастливое время. И впереди у меня – еще очень много счастливых лет.

            И Вам счастья, догорая!


 Расницына М.С., семейный и детский психолог 

Категория: Авторские | Добавил: MariaAl (29.07.2012)
Просмотров: 1335 | Комментарии: 2 | Теги: юмор, возраст, старость, психология | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 2
1
2 Оксана   [Материал]
Да, счастье всегда рядом. Просто не все и не всегда его видят...)

0
1 MariaAl   [Материал]
Меня сразу же спросили, с лёгкой ехидцей:
- А зачем же эта дама приходила к психологу, если она такая счастливая? Значит, не так уж всё хорошо!

Но дело в том, что:
- Она и не приходила к психологу. Ни к семейному, ни с внуками к детскому. У нее и в самом деле всё достаточно хорошо. И в семье, и на работе, и со здоровьем. А с возникающими проблемами вполне справляется. Просто в поезде вместе ехали. И подружились!

Записала, конечно, по памяти. Так что ее жизнеутверждение и оптимизм сильно сглажено моей прохладцей и интеллектуализацией.

Где-то в чём-то беру пример с таких людей.

Имя *:
Email *:
Код *:
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Из интернета [119]
Интересные материалы, найденные на просторах интернета
Авторские [159]
Статьи различных авторов, согласившихся предоставить свои произведения нашему сайту.
Облако тегов