Главная » Статьи » Авторские

Придуманная любовь

 

Они познакомились осенью, когда Марина училась на четвертом курсе. У нее была близкая подруга Инка, с которой они делили одну комнату в общежитии. Как-то вечером Инкин одногруппник Женька привел к ним с Инной своего одноклассника, которого представил художником Андреем. Когда гости ушли, Инка неожиданно спросила Марину: "Что, понравился мальчик?" Наверное, Маринины глаза ее выдали. Андрея с трудом можно было назвать мальчиком, хотя ему тогда было 22−23. Высокий, комплекции Жерара Депардье, да еще и с головой Киркорова! Марина, наверное, впервые в жизни, почувствовала сильное влечение к нему, но тогда она еще не была способна осознать это четко, поскольку не имела сексуального опыта.

Второй раз они увиделись уже весной. С веселой студенческой компанией Марина ехала домой после занятий в университете, как вдруг на остановке к ней подошел Андрей. Всю дорогу в автобусе они проболтали неизвестно о чем (да ей это все равно), стоя на шарнире вдали от всей компании. Они вышли из автобуса, и Андрей провел Марину до общаги, потом предложил присесть на лавочку, и эта болтовня ни о чем продолжилась дальше. Впрочем, был и один момент, который пригодился ей через много лет, − Андрей рассказал, где работает, и зачем-то показал свою "ксиву" (пропуск или удостоверение), в котором была его фамилия и отчество (его она не запомнила). Марине казалось, что Андрей сейчас сожрет ее глазами, она даже испугалась. Но разговор был непринужденным и вполне приличным. Андрей пригласил Марину в гости, − оказывается, он снимал комнату в другом общежитии студгородка, хотя и не был студентом. Она, кажется, согласилась. Поднявшись в комнату, поведала все Инке и стала собираться. На что умудренная жизненным и в т.ч. сексуальным опытом Инка спросила Марину, отчетливо ли представляет себе Марина то, что ее ждет в гостях, и готова ли она к такому шагу. Марина, конечно, собиралась просто продолжить такую увлекательную беседу, быстро перекусила, переоделась, и вышла. Его общага находилась в трех минутах ходьбы. Не дойдя и до середины дороги, Марина замедлила темп, − до нее дошло, что Инка-то права, и Марина будет просто глупо выглядеть, если в случае чего начнет отпираться. Звук ее каблуков становился все реже, она остановилась, развернулась на 180 градусов, и пошла домой.

Осенью того же года она снова встретила Андрея, кажется, на переговорном пункте. Лето у нее было очень ярким, с походами по Крыму, палатками, "диким пляжем", песнями под гитару, кстати, она даже немного научилась играть сама. Похудевшая, свежая, загорелая, она чувствовала себя уверенно и спокойно, и, не раздумывая, согласилась на приглашение зайти на чай. Чай, конечно, затянулся. Было поздно, и Марина опасаясь, что не попадет к себе в общагу до ее закрытия, стала собираться. Стоя у окна, неожиданно услышала вопрос: "Можно тебя поцеловать?" − Такой красивый и уверенный в себе мужчина просит разрешения на поцелуй? "Ты всегда спрашиваешь на это разрешения?" − ответила она вопросом на вопрос, и они стали целоваться.

Андрей предложил ей остаться, но она ответила, что не в ее правилах делать это на первом свидании. На что услышала ироничный вопрос: "А когда же можно? Через сколько мне прийти? Через месяц?". Андрей провел ее до общежития.

Через день или два Марина, придя от хлебосольных родственников, обнаружила в своей двери записку: "Марина, я был. Жду в любое время. Очень жду. У себя. Андрей". Марина решила не идти к Андрею в тот день, чувствуя усталость и последствия гостеприимства родичей. А назавтра он нашел ее сам, в комнате ее подруги. Они вернулись в Маринину комнату, где она быстро переоделась за загородкой, и пошли к нему.

Эту ночь Марина запомнит надолго. В ней было все −  страх и смелость, стыд и раскрепощение, доселе неведомое удовольствие и нескончаемое ее желание, не дающее уснуть. И к тому же, это была единственная ЦЕЛАЯ ночь, проведенная с ним.

Через неделю она уже сама пришла к нему. Но ночевать не осталась, зная уже точно, что не выспится. А потом еще дней через десять (раньше не могла, − он предупреждал ее об отъезде) она нашла повод придти к нему снова. Нашла Андрея у его соседей. Вдруг он, наклонился к ней и шепнул на ухо: "Тр…ться будем?".  В шоке от неожиданности она все-таки угукнула, и тогда он пообещал ей быстренько что-то уладить, и они снова были вдвоем.

Гораздо позже, желая оторвать мужа от компьютера, она решила проверить эту волшебную фразу, − и она снова подействовала безотказно. Марина даже посоветовала одной из подруг взять этот метод на вооружение, когда та жаловалась на недостаток внимания со стороны мужа.

Этот вечер закончился необычно, и положил конец всему. После страстной любви Андрей вдруг решил сообщить Марине, что через несколько дней у него свадьба, даже показал фотографию своей избранницы, и признался, что собирается стать верным мужем. Повергнутая в шок, поскольку в ее представлении Андрей и брак были несовместимы, Марина не хотела дать слабину, и уж тем более, расплакаться. Она сказала что-то вроде "совет да любовь" и стала собираться.

− Не спеши! − сказал Андрей, давай сделаем это еще раз, не раздеваясь. Сейчас ко мне должен прийти мой будущий свидетель.

Такое сочетание цинизма и желания продолжить не укладывалось в Марининой голове.

Когда она впервые решилась сделать это с Андреем, у нее и в мыслях не было никакого замужества, просто ей было хорошо с ним, и она хотела продлить это удовольствие. А теперь, вдруг задав себе вопрос "а если бы он меня сейчас позвал замуж?", поняла, что не согласилась бы. Она не хотела быть обреченной на вечные измены, гордость ей бы точно не позволила. Поэтому она удивилась согласию этой несчастной в будущем, а пока еще очень счастливой незнакомки. Даже если представить невозможное, их с Андреем семья развалилась бы на второй день, потому что, хотя Марина и была неплохой хозяйкой, находясь рядом с ним, ни о чем другом, кроме секса, и думать не могла, − какие там котлеты, борщи или уборка?

Марина впервые впала в тяжелую затяжную депрессию. Она не видела вокруг мужчин. Во всех искала лишь его черты, − и внешние, и поведенческие. Поставила на себе клеймо падшей женщины. Начала курить. Один ее близкий друг даже пытался научить ее делать это правильно. Позже Андрей и желание курить как-то связались в ее голове. Как только она начинала думать о нем, вспоминать, а гораздо позже нашла его, − эта пагубная привычка возвращалась. То ли это было связано с тем, что он всегда курил, то ли это была ассоциация с той самой депрессией, когда она впервые подсела на сигареты.

Через полгода тот же заботливый друг познакомил Марину с Виктором. Он был рубаха-парень, отлично играл на гитаре, и якобы пытался научить ее этому. Он был щедр, хотя и не богат, никогда не приходил к ней с пустыми руками. Не прошло и недели со дня их знакомства, как он повел ее на дискотеку. Потом − песни под гитару до четырех утра, в том числе и ею любимые Doors и Pink Floyd. Ярлык падшей женщины не дал ей остановиться, так все и случилось. Виктор был крепкой комплекции, как и Андрей, поэтому ей не составляло труда просто закрыть глаза. А наутро Марина сказала Виктору: "Забудь. Это все несерьезно". Слова эти задели его, и он стал ее добиваться. Она тоже почувствовала родство душ, и знаковым было для нее то, что Виктор был единственным мужчиной, рядом с которым она смогла уснуть и спать спокойно до утра. Позже, она поняла, что именно такие отношения нужны для брака − теплые и спокойные, безо всяких страстей и необузданных желаний.

Через полтора года они поженились. Были у них и взлеты, и падения, но они всегда понимали друг друга, мыслили одинаково, и умели прощать. Они были из одного теста.

Вспоминала ли Марина об Андрее? Были периоды, когда она месяцами ни разу о нем не вспоминала, а иногда это приходило как наваждение, и она ни о чем другом и думать не могла. Причем, это никак не было связано с фазой их отношений с мужем. Но что Марина умела делать лучше всего, − так это мечтать. Сколько раз она представляла себе их возможную встречу! Однажды, гуляя на День Киева по Андреевскому спуску, вглядывалась в разношерстную толпу, будучи уверена, что встретит Андрея. Когда они расстались, Марину одолел страх, что  она больше никогда его не увидит, и она загадала неисполнимое желание − суметь почувствовать его, если вдруг он окажется близко. Позже, когда снова накатывали воспоминания, она пыталась внушить себе, что его больше НЕТ − он уехал далеко-далеко, а еще лучше − умер. Но эти мысли так и не прижились в ее сознании.

Прошло 9,5 лет. Марина тяжело заболела. Не зная причину своего резкого похудания, бессонницы и раздражительности, загруженная работой и постоянно уставшая, она и не думала обращаться к врачам. Но мать настояла. Когда случился перерыв в работе, Марина таки пошла к врачу. Оказалось, что все довольно серьезно, ей, скорее всего, грозит операция, а пока врач назначил лечение. Ей стало немного легче.

В то время они только переехали на окраину в двухкомнатную квартиру. Марина работала в одном небольшом университете, и на работу ей было очень удобно добираться трамваем.

Когда она стала чувствовать себя лучше во время своей болезни, все чаще и чаще стала вспоминать об Андрее, ловить себя на мысли, что в трамвае и на улицах ищет его лицо в толпе, среди всех угрюмых и по-зимнему закутанных лиц …

Она в очередной раз попыталась его найти через горсправку, а заодно, и его друга-одноклассника, через которого они познакомились. Андрей в городской базе не числился, а искать его по месту прописки было бессмысленно. Получив Женькин адрес, ей не составляло труда наведаться по нему, поскольку примерно раз в месяц ей приходилось бывать в тех краях по вопросам лечения. Да и общая их подруга, проживающая за границей, накануне просила Марину найти Женькины координаты, поскольку тот "потерялся". Никого не застав по указанному адресу, Марина оставила записку, что, мол, я, такая-то, по просьбе моей подруги такой-то, разыскиваю Женю такого-то, и указала свой телефон.

Несмотря на улучшение состояния здоровья, бессонные ночи все еще продолжались, и Марина, чтобы не будить мужа, уходила в другую комнату и слушала радио через наушники. Однажды в полнолуние ее одолело нестерпимое желание отправить хоть какое-то послание для Андрея в эфир, и она так и сделала, заказав от Марины для Андрея старую блюзовую песню Пугачевой "Ты не стал судьбой".

После этого ей стало ощутимо легче. Она была уверена, что Андрей не услышит этого полуночного послания. Да если бы и услышал, вряд ли принял бы его на свой адрес. Но само пространство, принявшее этот Маринин крик, помогло снять тяжесть этого наваждения.

Через пару недель зазвонил телефон, − это был Женька. Марина очень обрадовалась, поделившись новостями, стала звать в гости. Не знала, как бы поделикатнее спросить его об Андрее. И когда сказала Женьке, где живет, он сам вдруг сообщил ей, что там, неподалеку от нее живет его давний друг, "ну помнишь, Андрюха, такой кучерявый?" − Еще бы не помнить? Женька в гости не обещался, а Андрюхин телефон дал, правда, только домашний, заметив при этом, что звонить нужно поздно, поскольку Андрей работает допоздна, и у него маленький ребенок. У Женьки, конечно, был и мобильный, и рабочий телефоны Андрюхи, − это позже стало известно. Естественно, звонить домой Андрею и подставлять его и без того сомнительную репутацию верного мужа под удар жены Марина не стала. Но как же с ним связаться? И Марина придумала маленькую авантюру (авантюры − это ее конек!). Она попросила подругу, работающую в мужском коллективе, позвонить домой Андрею и мужским голосом сотрудника спросить другие телефоны. Сказано − сделано.

Набравшись храбрости, Марина набрала заветный номер. Трубку взял Андрей. Когда Марина представилась, он ее сразу узнал, первое, что спросил, − не замужем ли она, на что она ответила утвердительно, и перевела разговор на свою доченьку. В общем, они обменялись новостями и договорились о встрече. Когда стали выяснять, где кто работает и живет, обнаружилось, что работают они в двух шагах друг от друга, а Маринин дом виден из окон квартиры, которую Андрей снимает с семьей. Они ежедневно пересекали одно и то же пространство по одной траектории, но так и не столкнулись до сих пор? − Надо же так − ходить друг возле друга но так и не встретиться!

Встреча произошла не скоро, примерно через месяц или два. Андрей был все время загружен работой, а возможно, просто хотел встретиться наедине, а не где-нибудь в кафе, и поговорить неспеша.

Был июнь, и Андрей встретил Марину на улице, возле своего офиса. Она боялась, что так изменилась за эти девять с половиной лет, что он не узнает ее. Но он позже сказал, что, если бы случайно встретил на улице, обязательно узнал бы. Андрей, наверное, изменился сильнее ее, − черные вьющиеся волосы стали наполовину седыми, лоб был теперь открыт, и таким Андрей показался Марине еще привлекательнее, чем раньше. В отличие от восприятия своего мужа (Виктора она чувствовала скорее другом, своим ровесником, парнем в большей степени, чем мужчиной), Андрей с момента их первой встречи всегда оставался именно зрелым проницательным мужчиной, мужиком, но никак не мальчиком или парнем.

Выкурив сигарету на улице, он пригласил ее в безлюдный офис, принес пиво и сыр, и они проговорили о жизни около трех часов. Под конец беседы Марина спросила Андрея, счастлив ли он, − задумавшись на минуту, он ответил, что, наверное, да, и это внесло гармонию в представление Марины о жизни Андрея, − ей было неважно, чем он занимается, важно − приносит ли это ему удовлетворение. Возможно, эта беседа продолжалась бы и дольше, но пришел сотрудник Андрея, и Марина попрощалась. Андрей провел ее до двери, Марина вдруг почувствовала его осторожное прикосновение и поняла, что ничего не изменилось в ее отношении к нему за все это время. Домой она просто летела, не чуя земли под ногами. У нее выросли крылья, не говоря уже о том, как вернулись давно забытые дрожь в коленках и бешеное сердцебиение, возникающее не только при встрече с Андреем, но даже тогда, когда она еще набирала номер его телефона.

Наутро следующего дня Марина готовила завтрак еще спящему Виктору и слушала известные "Парижские прогулки" Гари Мура. Она чувствовала себя счастливой и плакала.

С того дня прошло недели две или месяц, прежде чем Марина решилась позвонить Андрею. Жаль, что темперамент не спрячешь в мешок.

− Ловлю себя на том, что ищу повод зайти к тебе.

− Так зайди без повода, раз хочется, − отвечал Андрей. А потом, поняв, что он является героем ее фантазий, внезапно предложил: − Давай сделаем это, у нас же когда-то неплохо получалось.

И она сорвалась. Не было ни чувства ревности к его жене и всем остальным его женщинам, в огромном количестве которых Марина не сомневалась, ни боязни забеременеть или подцепить какую-нибудь болячку. Любить − так любить. В омут с головой.

С жадностью они набросились друг на друга с порога. Тщетно она пыталась уловить его запах, чтобы запомнить, ведь неизвестно, увидятся ли они снова, но ничего не уловила, даже парфюма или мыла, даже табака, хотя Андрей вот только что курил…. Это был единственный человек среди всех ее знакомых, у которого не было запаха. А может, и не человек вовсе? Ведь после каждого их свидания у Марины всегда случались какие-то неприятности − то у мужа увольнение, то у отца язва открылась…

Марина поняла, что попала в капкан, и, желая выбраться, стала пытаться убежать подальше от Андрея, а точнее, от самой себя. На следующий же день она решила ехать к родителям. Андрей не звонил ей, словно ничего не произошло. Неужели он совсем равнодушен и мог заниматься с ней любовью без любви? Что это вообще для него? Для Марины? − Просто похоть? Наваждение? Любовь? − Вряд ли. Ведь она так любит своего Витю, и он нежен с ней. Невольно ей пришлось их сравнивать: родной − чужой, близкий − далекий, теплый и эмоциональный − холодный и бесчувственный, неопытный ровесник −  зрелый и проницательный, мужественный внешне − мужественный в своих поступках. Она не находила ни единого преимущества Андрея перед Виктором, в том числе и в сексе, к тому же Виктор никогда не прятался от проблем, умел их обсудить и решить, а главное − был добрее. И, конечно же, любил Марину. Что же тогда ее привлекает в Андрее? Детская прямолинейность, граничащая с брутальностью? Возможно, ведь Марина по жизни была "отличницей", а в ее семье "неприличные" темы никогда не обсуждались, потому ей недоставало именно этого?

Ну, бывали, конечно, и у Виктора "залеты". Всвязи с этим она чувствовала себя отмщенной, но все равно чувство вины оставалось. Не столько перед Виктором, которому она просто недоговаривала правды, сколько перед Андреем, − ведь он случился раньше в ее жизни, и Марине казалось, что изменяет она именно ему, пусть даже и с законным мужем. Да и Виктор должен быть благодарен Андрею за то, что ни с кем более она не могла сделать этого, − ни до, ни после.

И еще было одно интересное ощущение: словно кто-то подарил ей еще одну жизнь, и это стало отличать ее от всех других людей. Ведь на протяжении жизни мы постоянно делаем выбор, и с каждым выбором (любым − будь то профессия, будущая супруга, или просто пара дорогой обуви) автоматически ограничиваем и ущемляем себя в возможности другого выбора − альтернативы. Иногда выбор дается нелегко, и, как правило, мы хотим заполнить свое жизненное пространство лучшим для нас. Но это пространство одно, и оно не терпит двух альтернатив в себе.  Теперь же перед Мариной открывалась перспектива проживания двух разных жизней! То есть, она ощущала себя богаче на целую жизнь!

Прошло лето, полное романтической и трагической музыки, которая странным образом вся была об их отношениях. Марина даже стала мечтать о ребенке от Андрея…

Вернувшись осенью домой и, выйдя снова на работу, Марина отправилась знакомой дорогой. Она снова решилась сказать, что хочет его.

Далее события развивались медленно, тихо, даже скучно, и по определенному сценарию: ее инициатива − свидание (не всегда сразу после проявленной инициативы) − неделя-две полета − медленное впадание в депрессию − снова ее инициатива в надежде выбраться из этой "ломки"… За два года таких свиданий было целых четыре!!! Не считая ею же организованных "случайных" встреч, поздравлений с днем рождения по радио, маленьких подарков к Новому году и просто так. От Андрея Марине ничего не было нужно, хотя все-таки она надеялась, что он вспомнит о ее дне рождения хотя бы раз, позвонит ей справиться о самочувствии, зная, что она в больнице, да просто так позвонит − поболтать или рассказать новый анекдот. Причина была, наверное, в том, что она была для него одной из многих, а он просто одним.

Поначалу Марина летала и даже не ждала звонка от Андрея. Потом начинала надеяться, пыталась устроить их случайную встречу (и нужно заметить, иногда ей это удавалось), после этого говорила открытым текстом о своих желаниях, − иногда это срабатывало сразу, а иногда он жаловался на загруженность работой, и она снова ждала, надеялась,… Этот цикл повторялся снова и снова. Он проявил инициативу всего однажды. Марина начала осознавать, что ожидает от Андрея большего, чем он способен дать ей, и он нужен ей больше, чем она ему. Это порождало чувство неполноценности и унижения.

Они почти не разговаривали, − если она и спрашивала его о чем-то, то самой же эти вопросы потом казались нелепыми.  Она осознавала, что явно чего-то недопонимает, а Андрей не нуждался в объяснениях. Марине эти отношения казались нездоровыми, но прервать их и не думать больше о нем она не могла. Не смотря на такие, не совсем человеческие, как ей казалось, отношения, она больше всего боялась снова его потерять. Периодически ей снился один и тот же сон: она приходит в маленький уютный дворик возле его офиса, чтобы снова увидеть Андрея, а вместо дома − конструкция из арматуры, здание словно испарилось. Часто ей снились и другие сны, во всех них она искала возможности поговорить с Андреем, но это ей никогда не удавалось, − то обстоятельства не позволяли (он был не один), то он просто молчал или не слышал ее. Даже во сне он не хотел с нею поговорить.

Они работали в двух шагах друг от друга, и, если Марина имела хоть полчаса времени, то после работы шла домой не сразу. Символично крыльцо ее университета имело два ряда ступенек − направо, в сторону дороги домой, и налево, в сторону работы Андрея. Она просто приходила во дворик, где находился его офис, садилась на лавочку, выкуривала одну-две сигареты, и, получив дозу адреналина (а вдруг он выйдет?) шла домой. Однажды, в самом начале ее "полета" она отважилась на сумасшедший детский поступок − на окне, перед которым предположительно работал Андрей, помадой нарисовала сердечко. Но это были "цветочки".

Ей нужно было работать в разведке. После того, как произошла их встреча у него дома, Марина не просто запомнила адрес, но и вычислила телефон. Иногда после работы набирала этот номер, и, убедившись, что он дома (а жил он тоже неподалеку), шла во двор его дома, снова закуривала, и смотрела в горящие окна его квартиры в надежде увидеть знакомое лицо, благо зимой темнеет рано. Однажды ей и это удалось.  Но потом, как обычно, ей начинало хотеться не только этого, ей хотелось его дотронуться, услышать, ощутить запах.… И однажды, будучи уверена, что он один, она позвонила и не молчала в трубку. Конечно, она понимала, что рискует, но так надеялась, что этот сюрприз окажется для Андрея приятным, и, возможно, он даже пригласит ее на кофе.

Это была для него полная неожиданность, он был ошарашен такой дерзостью. В ответ, после короткой недоуменной паузы, Марина услышала его гнев и требование больше не звонить по этому номеру. Несмотря на это, через некоторое время они снова встречались, и, наверное, это продолжалось бы вечно. Но Марина начала понимать, что от этих отношений получает больше страданий (в перерывах между встречами), чем удовольствия. Больше всего ее мучило его молчание. Что угодно, только не это. Лучше бы он сказал: "Прощай, детка! Мне нужен был доступный секс, свежие ощущения, и я их получил. Ты мне больше не нужна". Или что-то другое, − дал бы ей понять, что она для него. А молчание и игнор только унижали ее, Марина воспринимала это как "ты что, дура, не понимаешь очевидного? " Она действительно ничего не понимала. Или не хотела. Больше всего она нуждалась в разговоре с Андреем. Но он так и не произошел. Она даже начала сознательно искать в Андрее недостатки и пытаться нарисовать образ хама, труса, и просто жлоба.

Однажды, желая сделать себе подарок ко дню рождения, − услышать его голос и перекинуться несколькими предложениями, Марина набрала знакомый номер. Узнав ее голос, он ничего не ответил и бросил трубку. Наверное, занят или не может говорить, − подумала она. Но Андрей не перезвонил, ни в тот день, ни на следующий. За это время у нее появился гнев на него, и желание покончить со всем раз и навсегда. Сжечь мосты. Но как? −  Естественно, громко хлопнув дверью, чтобы оставить хоть какой-то след в его никчемной жизни. И у нее родился план мести. Марина придумала прийти к нему в офис, и, на глазах у всех сделать нечто, унижающее его, но при этом без вреда здоровью. Так она и сделала.

На улице была самая настоящая зима − полутораметровые сугробы и крепкий мороз. Вооруженная бутылкой холодной минералки (долго выбирала между водой и колой), она попыталась открыть заветную дверь. Но, − увы, ее ждал сюрприз, − дверь была заперта, и пришлось нажать на кнопку домофона. Андрей вышел к ней, как ни в чем не бывало, и ничего не подозревая о Марининых планах. Она боялась одного − только бы не струсить! И не струсила, − сходу плеснула водой ему в лицо. В ответ услышала несколько знакомых матов, швырнула бутылку в сторону, развернулась и ушла. Уж лучше так, чем играть в молчанку.

С момента их последней встречи прошло лет пять-шесть. Марина перестала думать об Андрее так часто, как раньше, он только иногда присутствовал в ее воспоминаниях, еще реже − в фантазиях. Жизнь ее наладилась, она осуществила все задуманное, что зависело главным образом от нее самой. Когда это случалось, то вспоминая Андрея, она очень хотела, чтобы он знал о ее достижениях, понял, что не так уж много он для нее значил. В ее семье все было отлично, за это время родился еще один ребенок, с мужем отношения наладились, они даже обвенчались. Марина радовалась своему тихому семейному счастью, и уж конечно не ожидала появления в своей жизни Андрея. Да, она когда-то нашла его страничку в "одноклассниках", но несколько лет не заходила на нее − не потому, что ей было неинтересно, а просто не хотела, чтобы Андрей обнаружил ее  "в гостях".

Однажды, проверяя свою электронную почту, увидела до боли знакомую фамилию. Вернулись давно забытые ощущения, связанные с выбросом в кровь адреналина.

Не отрекаются, любя.

Ведь жизнь кончается не завтра.

Я перестану ждать тебя,

а ты придешь совсем внезапно…

− зазвучала в ушах знакомая песня, и Марине так хотелось поверить в это! Завязалась небольшая переписка.

Андрей, 9 ноября: Привет, Марина. Как жизнь? Как ты?

Марина, 10 ноября: Глазам не верю − неужели, в самом деле, ты… (и т.д. по тексту песни Пугачевой). Не прошло и 9,5 лет.

Формально у меня все отлично. Полтора года назад мы родили еще одну девчушку. Уже, будучи беременной, я нашла себе научного руководителя и весной с.г. защитилась. А как ты? Судя по тому, что ты объявился так внезапно, могу предположить, что либо мы пересеклись где-то близко в пространстве, либо, не дай Бог, что-то не ладится. В последнем, я надеюсь, ошибаюсь.

Не теряйся. Она приложила свои телефоны.

Андрей, 10 ноября: Привет! У меня все нормально. Живу, работаю. Молодец, что решилась на второго ребенка.

Просто вспомнился наш с тобой секс)). Расстались мы, конечно, не очень. Сцена обливания водой была еще та. Но, как говорят, кто старое помянет…

Он прислал свои контакты. Но звонить она боялась − боялась услышать его голос и снова "слететь с катушек", потому они продолжали общение в режиме переписки. Марина, конечно, заглянула на страничку его фирмы в интернете, и ей показалось скучным то, чем он занимается. − Этим она отчасти и объяснила для себя его внезапное появление. Да, скорее всего, ему просто стало скучно, и он искал новых впечатлений. Но заводить новые знакомства стоило усилий. Мужики-то ленивые…

Марина, 10 ноября: Рада, что ты жив-здоров. И в семье, надеюсь, все благополучно. Надеюсь, мы в третий раз не наступим на те же грабли, − не мазохисты вроде…. После той истории у меня осталось глубокое чувство недосказанности, незавершенности и других "не-". Очень хотелось бы знать, что же тогда произошло, и чем я тогда тебя оттолкнула, − лучше поздно, чем никогда.

Андрей, 10 ноября: Да, эмоции тогда зашкалили. Наверное, нужно было что-то сделать или сказать. Ты, наверное, удивлена моему внезапному появлению. За эти годы многое произошло. Секс был супер (хотелось бы повторить))). Но у нас семьи и дети… Да и тебе, наверное, сейчас не до амуров. Буду рад ответу.

Марина, 10 ноября: Как много хочется "ответить", но не сейчас.

Далее следовало несколько бессонных ночей и сброшенных с ее тела килограммов. Варианты ответов менялись на противоположные по несколько раз на дню и отличались не только своим значением на диаметрально противоположные, но и объемом текста, деликатность сменялась грубым цинизмом и т.п.. Марина сначала не хотела отвечать вообще ничего. Но потом − то ли воспитание, то ли нежелание обрывать связь заставили ее таки это сделать.

Марина, 25   ноября: "ответ": Долго не могла ответить, мысли путались. Мысленно придумала длинное-длинное письмо, но потом решила не отягощать тебя своими переживаниями.

Насколько я понимаю, это была не лесть, и уж тем более, не комплимент, а робкое предложение. Даже сама себе не могу сказать ни "да", ни "нет", потому что боюсь снова испытать разочарование, унижение и боль. Других препятствий (типа "семья-дети", моя загруженность ребенком и т.п.) для меня нет. Надеюсь, для тебя это уже неактуально. Так что пусть все идет как идет.

Жаль, что так и не узнала о тебе ничего конкретного.

Искренне желаю тебе наполнить свою жизнь чем-то интересным и быть счастливым.

Марина.

Марина решила разобраться в себе, и написать небольшое эссе обо всём. Приятные воспоминания действительно доставили ей удовольствие.

Она радовалась, что удалось направить свою вновь появившуюся энергию в иное − творческое русло, а главное, − по меньшей мере, оттянуть их опасную встречу как минимум на время написания текста. Сублимировать лучше, чем банально переспать, − думала она, точно зная, что бывает ПОСЛЕ ЭТОГО. А бывает, как и  при любой другой зависимости, сначала − эйфория, потом желание повторить, еще и еще, и одновременно невозможность делать это так часто, как ей хотелось бы, а потом − синдром отмены, затяжная депрессия и прочие неприятности. Осознавая, что избавиться от зависимости невозможно, Марина поставила перед собою цель научиться жить с ней без всех этих негативных спецэффектов.

Она не просто летала, она парила и при этом пела, чего давно не случалось, и была благодарна за это всему миру. Виктор даже стал подозревать ее в новой "виртуальной измене", которая случилась однажды как игра, и чуть не закончилась разводом, − настолько изменилось ее поведение сейчас.

Начав набирать текст, она постепенно стала осознавать не только свою любовную зависимость, но и невозможность бороться с нею, нелепость своих вопросов Андрею о том, как он живет и что изменилось за это время, − ей было абсолютно все равно кто он − люмпен или наркоман, туберкулезник или алкаш, подлец или романтик, − ничто не могло сменить ее отношения к нему. Также она понимала, что он попросту боится своих чувств, а тем более их выражения. До последнего ей не хотелось верить, что она любила труса. Ей даже стало жаль его. Ведь спрятавшись в коконе своих страхов, и думая, что укрылся от невзгод, он также спрятался и от всего позитива окружающей его жизни.

Она припомнила, как когда-то, отчасти преднамеренно, спровоцировала их разрыв, надеясь, что это действие поможет изменить ее отношение к нему, прервет эту связь. Но потом, когда было совсем невмоготу, отправляла ему по электронке музыку, которую она открывала для себя в тот момент. Естественно, он молчал, и ничего другого она и не ожидала.

А сейчас, удивленная и встревоженная его внезапным появлением, пережив всю их историю еще раз, она была рада его молчанию, и мысленно просила его: "только не прерывай полет".

Потом ей в голову стали лезть стихи, − особенно по ночам (в полнолуние она обычно не могла уснуть и уходила от мужа в другую комнату, дабы не будить). Смешанный чувства распирали настолько, что она не выдержала и отправила эссе ему с маркировкой "Мой тебе королевский подарок". Он молчал снова.

Прошло с полгода. Она поздравила его с днем рождения по электронке и подарила небольшое стихотворение. Он отозвался, они снова встретились.

− Ты ведь меня совсем не знаешь. Как это может продолжаться вот уже почти 20 лет? − спросил он.

− А я очень хочу тебя узнать наконец… Или я люблю кота в мешке?

При слове "люблю" Андрея передёрнуло, он даже попросил не произносить такое.

− Я так боялся этих твоих штучек, когда ехал сюда.

− Каких штучек? − недоумевала Марина. Она вовсе не готовила никакого сюрприза ему, просто была предельно откровенна с ним, впрочем, как и всегда.

− Эти взгляды…

− Хорошо, я не буду на тебя смотреть.

− У тебя ведь всё хорошо?

− Да, у меня всё отлично. Только тебя не хватает чуть-чуть.

− У тебя есть квартира, двое детей, − живи и радуйся. − Он был болезненно озабочен тем, что до сих пор не решил жилищный вопрос, хотя уже и обзавёлся своим бизнесом. Да ещё и прежние проблемы со здоровьем усугубились, что явно угнетало его и порождало чувство неполноценности.

− Всё наладится, Андрей. Я это просто чувствую. Ты − молодец, состоялся как мужчина: имеешь своё дело, обеспечил работой нескольких человек, заботишься о семье. А деньги − это преходящее, сегодня нет, а завтра есть. Всё будет хорошо. Спасибо, что приехал.

Они расстались. Надолго ли? − Какая разница? Ведь с нею всегда был его образ, нарисованный ею давно, и проверенный временем, который она могла в любой момент достать из памяти, улететь куда угодно, делать с ним ВСЁ что угодно и СКОЛЬКО угодно. Стоило только закрыть глаза.

 

Марина Божевильна




Категория: Авторские | Добавил: MariaAl (17.08.2012)
Просмотров: 1691 | Комментарии: 3 | Теги: психология, любовная зависимость, любовная история, семейный психолог | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 3
1
2 Estella   [Материал]
What a pleasure to find someone who identifies the issues so clraely

0
3 MariaAl   [Материал]
Может быть и так.
Но в жизни бывает очень по-разному. И "в эмоциях" мы не всегда можем рассуждать здараво. А уж о том, чтобы управлять своими эмоциями... sad

0
1 MariaAl   [Материал]
Может, мне так "повезло", а может это общая тенденция. Но ко мне, как к психологу, часто стали приходить с запросом "избавить от любовной зависимости".
Да, под этим часто понимают очень и очень разное: от скучающей дамы, робкой девушки до историй сравнимых разве что с "Амок" С.Цвейга. Только у него - мужская история.
Понимаю, что пора и самой написать об этом. С точки зрения психолога. Как определить и что делать. Что можно самостоятельно, а когда пора идти к специалисту. Да вот всё руки не доходили. И тут - такой подарок: авторская история.
Не меняла ни слова. Это не литературный опус, а реальное восприятие жизненной ситуации.

Огромное спасибо автору!

Имя *:
Email *:
Код *:
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Из интернета [119]
Интересные материалы, найденные на просторах интернета
Авторские [159]
Статьи различных авторов, согласившихся предоставить свои произведения нашему сайту.
Облако тегов