Расницына М.С. Импринтинг и развитие головного мозга у человека 

Издание "Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования" (ДЕКАБРЬ 2014 г). На русском и английском языках. 

Начнем с определения. В широком смысле запечатле́ние или импри́нтинг (можно даже сказать: подражание объекту привязанности) — это специфическая форма обучения. Процесс обучения, происходящий на ранних этапах жизни социального животного и закрепляющий поведенческие паттерны (распознание сородичей или их заменителей и тяга к ним). Она закрепляет в памяти животного (в т.ч. человека) признаки объектов при формировании или коррекции врождённых поведенческих актов (паттернов). Объектами, в данном случае, могут являться родительские  особи и другие члены семьи или сообщества (стаи, стада и т.а.), потенциальные половые партнёры (самцы или самки), а также иные живые объекты, столкновение с которыми постоянно и/или эмоционально значимо для особи (другие существа того же вида, враги, пищевые объекты и т.п.). Это очень широкое, обобщенное определение на основе как медицинских и психологических определений, так и биологических, этологических. 

Теперь о некоторых особенностях этого явления. Запечатление или импринтинга происходит в определенные, сенситивные периоды (обычно в детском и подростковом возрасте) и, как правило, с одного раза, и его последствия чаще всего необратимы. В отличие от обычного обучения иди условных рефлексов, импринтинг не нуждается в подкреплении, информация о впечатлении обычно не забывается, а отрицательное подкрепление и болезненные стимулы лишь усиливают импринтинг. При этом некоторые реакции на запечатленный стимул могут проявиться лишь к концу жизни, через большой временной интервал времени после того, как произошел импринтинг. Важно отметить еще одну особенность: в момент уязвимости, эмоционального напряжения, стресса потребность в импринтинге на столько остра, что импринтироваться может что угодно. Доктор Лоренц описывает одного  гусёнка, который импринтировал его самого и, впоследствии, даже пытался вовлечь его в половые отношения.

В отношении человека психологи и психотерапевты чаще используют термин «привязанность».  И это вполне адекватный синоним импринтинга в широком смысле. Привязанность так же обеспечивает подражание объекту привязанности, так же происходит в строго определенные, сенситивные («чувствительные», эмоционально-обостренные) периоды, так же практически не обратима, и так же некоторые паттерны могут проявляться далеко не сразу. И точно так же болезненные переживания, связанные с объектом привязанности, делают эту привязанность ненадежной (тревожной, избегающей, хаотической), но не ослабевают ее. И так же в ситуации острого эмоционального переживания объектом привязанности может стать практически кто угодно или что угодно (например, игрушечный пушистый цыпленок).

В разном возрасте у ребенка возникают различные объекты привязанности, не замещая, а дополняя друг друга. И, сопоставляя неропсихологические исследования  с исследованиями по детской и возрастной психологии, автор считает, что эти возрастные периоды, совпадают с периодами формирования блоков головного мозга. 

Первый блок мозга человека (рептильный мозг, верхние отделы ствола головного мозга) формируется на 70-80% в период беременности, а заканчивает формироваться примерно к концу первого года жизни. Именно в этот период (перинатальный и младенческий) формируется привязанность к матери и ближайшим членам семьи (отец, бабушка и т.п.). Ребенок, подражая им, осваивает мимику, жестикуляцию, фонетику родного языка, прямохождение. Можно сказать, что девиз этого периода импринтинга: «Я – человек этого племени».

Наиболее яркой демонстрацией этому являются дети-мауги, воспитанные животными: их мимика, жестикуляция и артикуляция формируются в соответствии с теми животными, которые явились для них объектом привязанности. Речь и прямохождение они, как правило, так и не осваивают.

Интересно, что в европейских и североамериканских странах, где участие отца в беременности, родах и воспитании младенцев, достаточно распространенное явление, малыши привязываются к отцу наравне с матерью и очень рано, к 4-5 неделе, узнают его лицо и голос, улыбаются и тянутся к нему, выражая свою привязанность. В странах Латинской Америки, где воспитание детей - женское дело, а супруги чаще всего живут вместе со своей расширенной семьей, ребенок не узнает отца (не выделяет его из мужчин семьи: дядей, старших братьев, деда) иногда до 3 лет.

Формирование второго блока мозга (мозгового ствола, образований промежуточного мозга и медиальных отделов коры) протекает с 3 до 7-8 лет. В этот период малыш осваивает свою гендерную принадлежность, подражая родителю своего пола (или фигуре его замещающей) и проявляет первую привязанность к родителю противоположного пола. Девиз этого периода: «Я – буду мужчиной/женщиной такого ранга». Тут уместно сказать, что девочки формируют образ женщины собирательно: немного как мама, что-то от любимой бабушки, чуть-чуть от няни или воспитательницы. Именно поэтому образ женщины часто внутренне противоречив, не логичен. Зато его формирование не зависит от наличия матери и может сформироваться даже при потере основной фигуры привязанности. У мальчиков образ мужчины более цельный, поскольку импринтируется только с одного объекта привязанности: отца, отчима, деда, дяди, старшего брата, тренера по карате, соседа по квартире и т.п. Однако, при исчезновении (смерть, развод, переезд) объекта привязанности образ мужчины может и не сформироваться. И в дальнейшем это очень осложняет социальную и личную жизнь мужчины. Как всякое импринтное поведение это очень сложно поддается коррекции, а с учетом того, что большинство практикующих психотерапевтов – женщины, ситуация осложняется еще больше.

В этом же возрасте происходит дифференциация роли объектов привязанности: один – безусловная любовь, сопереживание, эмоциональное отражение, а другой – поддержка, защита, образец преодоления стрессовой ситуации. Это не обязательно мама и папа, может быть и наоборот, а могут быть варианты принимающей бабушки и защищающей, преодолевающей мамы, варианты с участием няни и любые другие варианты. Для ребенка важно, чтобы эти функции были разделены и он «плакал маме», и учился «держать лицо», «отстаивать себя» у папы или лиц их замещающих. Это позволяет ребенку строить простейшие отношения в детском коллективе и освоить иерархические отношения со «значимыми взрослыми», первый, «единичный» объект привязанности за пределами семьи (воспитатель, учитель, тренер и т.п.).

Особо надо отметить именно «значимого взрослого» как объект привязанности и его влияние на дальнейшую жизнь человека. Наиболее часто пишут о роли первого учителя и отношений с ним, как прототип отношений с «начальником» в дальнейшей, взрослой жизни. И, поскольку первый учитель, задает формирование коллектива класса, можно говорить об импринтинге базового социального поведения (роли лидера, жертвы, аутсайдера и т.п.) к концу  этого периода.

Третий блок мозга  (моторные, премоторные и префронтальные отделы коры лобных долей мозга) отвечает за программирование, регуляцию и контроль за протеканием психической деятельности. Период его формирования начинается в раннем подростковом возрасте (9-12 лет), имеет активную фазу до 14-16 лет, но продолжается в той или иной мере практически до 20-25 лет. Именно эти функции необходимы для социализации, полноценного вхождения в мир, за пределами семьи. И объект привязанности в этом возрасте целиком смещается за пределы семьи: это может быть популярный исполнитель, актер, лидер подростковой группы, спортсмен, лучший друг и т.п. Девиз: «Я – член этой группы». Фанаты – именно такой пример импринтинга. Последствия этого подражания сохраняются, хотя и сглажено, на всю жизнь: образ мыслей, стиль поведения и реагирования. То есть именно то, что и подразумевает «программирование, регуляция и контроль психической деятельности». В состоянии эмоционального возбуждения, стресса человек «выдает» именно такие реакции.

Сюда же относятся и нормы сексуального поведения. Девочки обычно, неосознанно, «оттачивают» свое мастерство кокетства, флирта на «безопасном объекте привязанности»: отце, отчиме, учителе. И хорошо, если взрослый правильно понимает ситуацию!

Кстати, такая привязанность к объекту импринтинга тоже может быть надежной и ненадежной. Именно поэтому образец надежной привязанности можно искать в подростковом возрасте. И именно эту особенность формирования используют британские, например, закрытые школы. В такую школу отдают ребенка чаще всего в 12 лет, и он оказывается полностью погружен в среду своих сверстников и лишен личного времени и пространства, возможности выразить индивидуальность в одежде, поведении или какими-то иными способами, помимо учебы и взаимодействия в данном коллективе. Зато выстроенные в этом возрасте дружеские связи, нормы поведения и отношений остаются с человеком на всю жизнь и делают его как бы членом закрытого круга, определенной касты. В СССР также достаточно успешно проводилась идеологическая линия на построение надежной привязанности - дружбы, ее первостепенного значения. Такая дружба заменяла привязанность к родителям, к семье, ведь работающие матери отдавали ребенка в ясли с 2 месяцев, а в школе был гарантирован продленный день, многие отдавали детей на пятидневку. Друзья, приобретенные в этом возрасте, остаются на всю жизнь, а их потеря или предательство воспринимается как подрыв надежной привязанности. Такой «друг, ставший врагом», также оставляет свой след на всю жизнь.

Подводя итог можно сказать, что биологическое явление импринтинга  в широком смысле соответствует психологическому явлению привязанности и имеет три этапа формирования, соответствующие трем стадиям развития головного мозга. Такой подход позволяет лучше понять личностные проблемы, как у детей, подростков, так и у взрослых,  увязать их с теорией привязанности Боулби, найти корни сегодняшних проблем и ресурсные зоны для их решения.

Меню сайта
Форма входа
Облако тегов